- Эксперт советует

Эксперт советует. Портфельная теория Марковица — что, где, когда.

Недавно я имел удовольствие провести пару часов, общаясь за чашечкой кофе в Сан-Диего с , одним из крупнейших имен в академических финансах. Он рассказал так много, что я разделил интервью на две части, и это – вторая часть интервью.

В ней Марковиц отвечает тем, кто утверждает, что Современная Портфельная Теория уже не актуальна; он высказывает мнение о том, что стало причиной одного из самых продолжительных в истории бычьих рынков на рынке акций, и объясняет, почему он думает, что мы наблюдаем пузырь из активов. И, наконец, он размышляет о своей жизни и о том, чего он достиг.

РП: Некоторые говорят о том, что глобальный финансовый кризис 2007-2009 гг. опроверг Современную Портфельную Теорию, поскольку мы наблюдали широкое падение в стоимости различных секторов, регионов и классов активов. Что скажете?

ГМ: Нет, нет. Он подтвердил ее. Главная ошибка небольших инвесторов заключается в том, что они покупают, когда рынок растет, предполагая, что он собирается расти и дальше; и они продают, когда рынок падает, предполагая, что рынок собирается падать и дальше. Но профессиональный инвестор восстанавливает равновесие, проводит ребалансировку. Если ваш советник говорит, с учетом вашей индивидуальности и т.д. и т.п., что у вас должны иметь акции и облигации в сочетании 60:40, а затем рынок идет вверх, то у вас пропорции уже не 60:40, у вас уже 70:30, и вам нужно продавать. А если рынок идет вниз, то ваше сочетание уже 50:50, и вам нужно покупать. Есть бедные люди, которые покупают на вершине и продают на дне; и есть институциональные инвесторы, которые находится с другой стороны. И все, что теряют мелкие инвесторы, позволяет большим инвесторам расти. Ребалансировка стала побочным продуктом Портфельной Теории.

Люди также говорят, что Портфельная Теория не работает, поскольку все корреляции стремятся к единице. Я написал статью для New York Society of Security Analysts обо всем этом. Вернемся к Шарпу 1963 года, к однофакторной модели. Она предполагает, что доходность ценной бумаги возвращается к альфе. Предположим, что все беты одинаковы, предположим, что они равны единице, и что у вас равновзвешенный портфель. Оказывается, что корреляция между одной ценной бумагой и другой ценной бумагой будет дисперсией системного риска – дисперсия фактора – деленная на дисперсию фактора плюс дисперсию отличительной величины. Во времена, когда дисперсия фактора является большой, другими словами, в то время, когда ex post, «после события», вы можете увидеть, что был кризис, и системный риск доминирует над индивидуальным риском, соотношение стремится к единице. Но в спокойное время корреляции стремятся к нулю. Вы живете ex ante, «до события»; вы не живете ex post. Вы должны принимать ваши решения ex ante. Если бы вы знали будущее, вам не понадобилась бы Портфельная Теория.

РП: Вас, должно быть, постоянно спрашивают, как лучше инвестировать. Что вы отвечаете, когда вас об этом спрашивают?

ГМ: Да, меня постоянно спрашивают. Позвольте мне рассказать вам о двух крайностях среди клиентов. Один из них — Guided Choice, служба консультантов по счетам 401(k). Я провожу там каждый четверг. Все автоматизировано и компьютеризировано. Нашим крупнейшим клиентом является McDonalds, производитель гамбургеров, и у нас тысячи клиентов через наши стратегические отношения с Charles Schwab. Мы делаем анализ сверху-вниз и прогноз. Это одна крайность.

Другая крайность – Моника из Elijah’s, моего местного гастронома. Она спрашивает меня, как инвестировать, и я говорю, возьмите половину ваших денег и положите их на сберегательный счет, возьмите другую половину, и вложите в хорошо диверсифицированный портфель акций от Vanguard, и забудьте про них. Таковы мои советы. Монике я даю советы бесплатно, но взамен я получаю отличное обслуживание.

РП: Какова самая большая ошибка, которую обычно совершают инвесторы?

ГМ: Если золото идет вверх, то есть люди, которые спешат купить золото. Если рынок идет вниз, то они продают. Есть два вида людей – неразумные и благоразумные. Неразумные смотрят, как Джим Крамер надрывает глотку на CNBC. Я бываю чем-то увлечен, но я не кричу о своих советах. Умный инвестор просто покупает и держит хорошо диверсифицированный портфель, используя индексные фонды.

РП: Вообще говоря, насколько диверсифицированными должны быть инвесторы?

ГМ: Диверсификация означает разные вещи для разных людей. Давайте предположим, что в мире есть только два класса активов – акции и облигации. Если вам 21 год, и вы не обладаете большим капиталом, то вы можете на 100% вложиться в акции. По мере увеличения вашего возраста вам нужно больше вкладывать в облигации. Но вы не собираетесь все потратить на потребление в возрасте 65 лет, вам, вероятно, придется и дальше жить на эти деньги, поэтому не надо на 100% уходить в облигации.

Ваш портфель акций должен быть диверсифицирован, и это означает не просто иметь много акций; это означает акции крупной капитализации и малой капитализации, акции стоимости и роста, зарубежные и местные. Ваш портфель должен быть эффективным. Не обязательно находиться в точности на Границе Эффективности. Но если вы не находитесь где-то рядом с ней, то всякий раз, когда будет происходить кризис, как в 2000 г. или 2008 г., у вас будут проблемы.

Капитализму присущ один неустранимый недостаток – он болеет и восстанавливается, болеет и восстанавливается. Люди говорят, что все ужасно, и тогда некоторое количество людей говорят, что мы достигли дна, и рынок начнет расти. То же самое происходит наверху. Джозеф Кеннеди сказал, что если мой чистильщик обуви вышел на рынок, то это значит, что все на рынке, и пора продавать.

РП: У нас был очень длинный бычий рынок. Что вы об этом думаете?

ГМ: Ну, быку было лениво несколько лет. Это было медленное выздоровление. Именно поэтому депрессия длилась так долго. Если вы облагаете людей налогом в 90% доходов, у них будет не слишком много стимулов. Капитализм связан с прибылью. Рузвельт был богат, поэтому он не облагал налогом богатство; он облагал налогом доход.

Сравните восстановление при Обаме с восстановлением при Рейгане-Тэтчер. Они нажали на тормоза для борьбы с инфляцией, а затем сказали, что у нас инфляция под контролем, давайте начнем снимать регулирование, поэтому экономика выскочила, как пробка. Если бы Обама следовал политике Рейгана, произошло бы то же самое.

Есть два способа восстановления — Кейнс и Фридман. Кейнс говорит стимулировать; Фридман говорит подталкивать. Мы стимулировали как сумасшедшие. Есть выражение: вы можете тянуть за веревку, но вы не можете толкать веревку. Вы можете стимулировать все, что хотите, но вы не можете сразу купить предприятие. Вы можете занимать деньги, когда все начинает выглядеть хорошо. Но пока люди не увидят, что они могут зарабатывать деньги, получать прибыль, строить заводы и нанимать рабочих, вся эта наличность будет уходить в ликвидные активы. Она может прийти на фондовый рынок или рынок недвижимости. Таким образом вы стимулируете, но в результате получаете пузырь из активов, и когда-нибудь этот пузырь из активов лопнет.

У нас был пузырь активов все время правления Обамы; на самом деле, они впервые начали стимулировать еще при Буше. Люди сейчас говорят, что регулирование снижается, возможно, налоги не повысятся, и поэтому рынок вырос. Это пузырь, и когда-нибудь он лопнет.

РП: Так пузырь, вероятно, лопнет в ближайшее время?

ГМ: Кто знает? Это произойдет, но я не знаю, когда. Два или три года, может быть.

Позвольте мне рассказать вам, что нужно прочитать вашим читателям, чтобы они точно поняли, что происходит. Была такая книга, написанная в 19 веке Чарльзом Маккеем под названием «Наиболее распространенные заблуждения и безумства толпы». Первые 100 страниц книги рассказывают о Пузыре Южных Морей и о Тюльпаномании. Бернард Барух прочитал эту книгу в 1927 или 1928 году, решил, что есть пузырь, и все продал. Он зашортил рынок и стал очень богат.

РП: Если бы вы были финансовым консультантом сегодня, то, что бы вы советовали делать своим клиентам?

ГМ: Диверсифицировать и ребалансировать. Меня не зовут на телевидение, поскольку мой месседж состоит в том, чтобы не смотреть телевизор, а просто диверсифицировать и ребалансировать. Профессиональные инвесторы будет опережать рынок просто потому, что они проводят ребалансировку. Когда на рынок приходят чистильщики обуви, Джозеф Кеннеди покидает рынок. И Джозеф Кеннеди опережает рынок только за счет ребалансировки.

РП: А что бы вы сказали тем, в том числе Джеку Боглу, кто не так увлечен ребалансировкой, как Вы?

ГМ: Я поклонник Джека Богла, а он, возможно, поклонник Гарри Марковица, насколько мне известно, но я бы задал ему следующий вопрос. Предположим, что вы консультируете клиента, и предполагаете, что у клиента должно быть сочетание акций и облигаций в пропорции 60:40. Предположим, десять лет спустя это сочетание составляет 90:10, поскольку ребалансировка не проводилась. Разве это правильно? Я уверен, что Богл не стал бы с этим спорить.

РП: Гарри, Вы все еще пишете и консультируете. Большинство людей на вашем месте сказали бы: мне 90 лет, я получил Нобелевскую премию, и мне пора на покой. Почему вы так не поступаете?

ГМ: Потому что я развлекаюсь! Если бы я пил кофе на скамейке на пляже, и ничего не делал бы с 1959 года, вы бы приехали из Англии, чтобы взять у меня интервью? Нет. А если бы вы это и сделали, мне было бы нечего рассказать. Когда я умру, я буду в самом разгаре проекта.

То, как вы живете, это, во-первых, наличие хороших генов. Вам нужна удача. Но одной только удачи недостаточно. В какой-то момент у меня был высокий уровень холестерина, и мой врач назначил мне лекарство, которое сбило его. Но моя жена сказала, что мы должны быть в состоянии сбить его через диету. Она прошла курс по спа-кулинарии, и она кормит меня овощами, фруктами и рыбой. И поэтому я все еще живу, за исключением того, что время от времени вам нельзя позволить себе хороший кусок говяжьего жира вокруг стейка или основного ребра, про это можно забыть!

РП: Вы, без сомнения, прожили жизнь, достойную жизни. Вы должны быть очень довольны всем, чего добился Гарри Марковиц?

ГМ: Мне нравится читать философию. Величайший философ в истории, на мой взгляд, не Платон, а Аристотель. Он говорил об эвдемонизме, что означает жить хорошей жизнью, так, чтобы люди думали о вас и после вашей смерти. Подумайте о Чарльзе Диккенсе и сказке о Скрудже /«Рождественская Песнь» Диккенса – прим. переводчика/

Известный и выдающийся американский экономист.

Биография

Родился он в Чикаго в 1927 году. Родом был не из богатой семьи, так как они были бакалейщиками, но вот у них водились всегда. Чуть позже Гарри Марковиц говорил, что тогда и не подозревал, что страной завладела великая депрессия. Ведь в те годы, когда многие просто замертво падали от недостатка еды, он всегда был накормлен и спал в теплой кровати. Однако, стоит отметить, что противоположности притягиваются. Поэтому после поступления в Чикагский университет он сразу начинает интересоваться нестабильными вещами. У него появляется заинтересованность к вопросу рискованности инвестиций. Сначала он принимает решение написать докторскую диссертацию на эту тему, но, однако, знаний ему явно не хватает. Поэтому он садится за учебники. Так будущий ученый изучил огромное количество книг на тему рискованной инвестиций. В некоторых из них авторы советовали принять во внимание величину банковского процента, учесть инфляцию, спрогнозировать дивиденты и другие факторы. По их мнению, применение таких мер должно сделать инвестиции нацеленными на успех.

Мнение Гарри Марковица

Гарри Марковиц после этого делает свои вывод, в которых следует разобраться. Для предсказания будущей прибыли конкретной акции существует масса решений и применить можно любой способ. Однако применение правил теории вероятности на практике не является главной заслугой Гарри Марковица. Ведь каждый аналитик знает, что любая не ведет себя независимо от других. В основном либо большинство акций падает или поднимается в цене в одно время. Такое явление и получило название — портфельный риск. Гарри Марковиц решил заняться сведением таких рисков к минимальным отрицательным последствиям. Его главной идеей было разделить инвестиции на акции, по которым прогнозировался рост прибыли и на акции, по которым предполагается снижение курса. При таком подходе риск инвестиции снижается практически к минимому. Стоит отметить, что его принципом сегодня пользуются многие аналитики на рынке инвестиций.

История возникновения портфельной теории Гарри Марковица

Основой положения портфельной теории Гарри Марковиц сформулировал еще при разработке и подготовки им докторской диссертации.

Рождением теории считается статья «Выбор портфеля», которая была опубликована в «Финансовом журнале» в 1952 году. В этой статье он впервые предлагает математическую модель при формировании оптимального портфеля, а также приводит методы построения портфелей при определенных условиях. Основная его заслуга состоит в предложении вероятностной формализации таких понятий, как доходность и риск, которые позволяли перевести задачу по выбору оптимального портфеля на формальный математический язык. В годы создания своей теории он работал в Rand Corp, где также работал один из основателей линейной и нелинейной оптимизации — Джордж Данцинг и Марковиц даже сам участвовал в решении указанных задач.

Описание теории

После проведения формализации задача по формированию оптимального портфеля с математической точки зрения представляла задачу квадратической оптимизации при линейных ограничениях. Такой класс задач хорошо изучен и существует огромное число эффектных алгоритмов для их решения.

При построении пространства возможных портфелей он предлагает использовать матрицу ковариации, класс активов, вектор их средних ожидаемых доходностей.

Именно на этих данных строятся многие портфели, которые имеют разные соотношения доходность-риск.

В основе анализа лежат два критерия и менеджер выбирает портфели:

Либо поиск эффективных или неулучшаемых решений. В таком случае любое иное решение, которое лучше найденных по одному параметру, то по-другому обязательно будет хуже.

Либо при выборе главного критерия, к примеру, доходность должна быть определенной величины, то остальные критерии будут использоваться лишь в качестве критериальных ограничений.

Либо задав какой-нибудь суперкритерий, который будет являться суперпозицией указанных двух, к примеру, их функцией.

Награда Гарри Марковица

Шведский Риксбанк решил наградить Гарри Марковица с Мертоном Миллером и Уильямом Шарпом Нобелевской премией по экономике. Произошло это в 1990 году.

Основные произведения Гарри Марковица
  • «Выбор портфеля» в 1952 году.
  • «Выбор портфеля: эффективная диверсификация инвестиций» в 1959 году.

Будьте в курсе всех важных событий United
Traders — подписывайтесь на наш

не согласен

За последние 50 лет самыми революционными инвестиционными идеями стали те, которые получили название современной финансовой теории. Этот тщательно продуманный набор идей сводится к одному простому и обманчивому практическому заключению: изучать индивидуальные инвестиционные возможности ценных бумаг — напрасная трата времени. Такая точка зрения подразумевает, что бросить кости и случайным образом выбрать ценные бумаги для портфеля будет намного выгоднее размышлений о том, разумны ли возможности отдельных инвестиционных инструментов.

Одним из основных догматов современной финансовой теории является современная портфельная теория. Она утверждает, что смягчить собственный риск той или иной ценной бумаги можно путем диверсификации портфеля, т.е. формализуется народная мудрость «не класть все яйца в одну корзину». Оставшийся в итоге риск — единственный, за который инвесторы получат вознаграждение, говорит теория.

Оставшийся риск можно измерить простым математическим средством, так называемой бетой, которая показывает, насколько волатильна ценная бумага по отношению к рынку. Бета хорошо определяет риск волатильности ценных бумаг, торгуемых на эффективных рынках, где данные о публично торгуемых акциях быстро и точно выражаются в ценах. В современной финансовой истории правила диктуют эффективные рынки.

Эти идеи не только снискали уважение тепличных академиков, в колледжах, университетах, школах бизнеса и школах права, но и многие специалисты фондового рынка считают, что цены на фондовом рынке точно отражают исходные величины, что единственный существенный риск — это волатильность цен, а лучший способ его избежать — инвестировать в диверсифицированную группу акций.

Целое поколение получивших степень МВА и докторов права под влиянием современной финансовой теории рискует выучить неверные уроки и пропустить самые важные.

Особенно ценный урок современной финансовой теории берет начало в распространении страхования инвестиционного портфеля — компьютеризированной технологии для корректировки портфеля в условиях падающих рынков. Беспорядочное страхование портфелей способствовало приближению краха фондового рынка еще в октябре 1987 г. и падению рынка в октябре 1989 г.

Современная финансовая теория не могла объяснить ни последующую волатильность рынка, ни огромное количество других явлений, связанных с поведением акций компаний с невысокой капитализацией, акций, дающих высокий дивидендный доход, или акций с низким соотношением цены и прибыли. Piece de resistance неэффективности рынка стал мыльный пузырь Интернета и информационных технологий в США, который лопнул в конце 1990-х — начале 2000-х, что было отмечено резким изменением курсов акций, перепадом настроений участников рынка — от эйфории до депрессии — без малейшей связи со стоимостью бизнеса.

Энтузиасты современной финансовой теории все еще настаивают на том, что лучшая стратегия для инвестора — это диверсифицировать, опираясь на значение бета, или наугад и постоянно корректировать свой портфель инвестиций.

Но лучше пренебречь современной финансовой теорией и другими псевдосовременными взглядами рынка и заняться инвестиционной деятельностью. Лучше всего это сделать с помощью долгосрочных инвестиций в индексные фонды либо путем трезвого анализа компаний, которые инвестор в состоянии оценить. При таком мышлении существенным риском будет не бета или волатильность, а возможность потерь.

Оценка такого рода инвестиционного риска потребует размышлений о руководстве компании, ее продуктах, конкурентах и уровне задолженностей. Вопрос в том, будет ли прибыль от инвестиций после выплаты всех налогов, по крайней мере, равна покупательной способности первоначальных инвестиций плюс справедливая ставка дохода. Прежде всего, следует учесть такие факторы, как долгосрочные экономические показатели компании, качество и честность ее руководства и будущие ставки налогообложения и инфляции. Возможно, эти факторы не совсем конкретны, особенно по сравнению с притягательной точностью бета и других премудростей типа тех. анализа, но дело в том, что рассмотрение этих вопросов неизбежно, если только инвестор не желает себе навредить.

Абсурдность беты, в том, что «акция, стоимость которой резко падает по отношению к рынку… становится «рискованнее» при более низкой цене, чем она была при более высокой», — вот как бета определяет риск. Точно так же бета не может различить риски, заложенные в «специализированной игрушечной компании, продающей каменных зверушек или обручи с другой игрушечной компании, чей основной продукт — «Монополия» или Барби». Обычные инвесторы могут провести такие различия, поразмыслив над потребительским поведением и над тем, как конкурируют компании по производству потребительских товаров, а также могут рассчитать, когда существенное падение курса акций показывает возможность совершения покупки.

В противовес современной финансовой теории инвестиционная деятельность разумного инвестора не ограничивается диверсификацией. Она может потребовать даже концентрации, если не портфеля, то, по крайней мере, сознания его владельца. Говоря о концентрации портфеля, следует вспомнить Кейнса, который был не только блестящим экономистом, но и мудрым инвестором и считал, что инвестору следует вкладывать большие суммы в две или три компании, которые он знает и руководству которых можно доверять. С этой точки зрения риск возрастает, когда инвестиции и инвестиционное мышление слишком поверхностные. Стратегия финансовой и умственной концентрации может снизить риск, увеличив как глубину представлений инвестора о компании, так и уровень комфорта в отношении основных показателей компании до покупки.

Мода на бету страдает от невнимания к «основному принципу: лучше быть почти правым, чем абсолютно ошибаться». Долгосрочный успех инвестиционной деятельности зависит не от изучения беты и сохранения диверсификации портфеля, а от понимания, что быть инвестором — значит, управлять собственным делом. Перекомпоновка портфеля через покупку и продажу акций, направленная на достижение желаемого показателя бета-риска, делает долгосрочный инвестиционный успех невозможным. Такое «порхание с цветка на цветок» связано с огромными операционными издержками в форме спрэдов, вознаграждений и комиссионных, не говоря уже о налогах. Назвать кого-то, кто активно торгует на рынке, инвестором- «все равно, что назвать кого-то, кто часто заводит случайные связи, романтиком». Инвестиционная деятельность переворачивает народную мудрость современной финансовой теории с ног на голову: вместо призыва «не класть все яйца в одну корзину» мы получаем совет Марка Твена из «Простофили Вильсона»: «Клади все яйца в одну корзину, но… береги корзину!»

Основоположник стоимостного инвестирования Бен Грэхем раскрыл практически самую глубокую и мудрую инвестиционную стратегию в истории: она отвергает преобладающий, но ошибочный образ мыслей, где уравнивается цена и стоимость. Грэхем считал, что цена — это то, что платишь, а стоимость — то, что получаешь. Эти категории редко совпадают, но немногие замечают разницу.

Чтобы успешно заниматься инвестиционной деятельностью, вам нет необходимости разбираться в понятиях «коэффициент бета», «эффективный рынок», «современная портфельная теория», «опционное ценообразование» или «развивающиеся рынки». Скорее всего, незнание всех этих терминов принесет вам только пользу. Конечно, такому подходу не обучают в большинстве школ бизнеса. Наоборот, все вышеперечисленное занимает важное место в учебных планах по предмету «финансы». Мне же кажется, что будущим инвесторам необходимо тщательно изучить лишь два курса — «как правильно оценить деятельность компании» и «как относиться к рыночным ценам».

(род. в 1927 г.)
Нобелевская премия по экономике 1990 г. (совместно с Мертоном Миллером и Уильямом Шарпом)

Американский экономист Гарри Макс Марковиц родился в Чикаго в семье владельцев небольшого бакалейного магазина Мориса и Милдред Марковиц. Он был единственным сыном и, по его собственным словам, в детстве не знал нужды, увлекался бейсболом и футболом, а также игрой на скрипке в школьном оркестре. В старших классах М. с большим интересом читал популярные книги по физике и астрономии; тогда же он обратился к чтению работ серьезных философов. Особенно сильное впечатление произвели на М. работы английского философа Д.Юма. После окончания средней школы он поступил в Чикагский университет, продолжая интересоваться главным образом философией. Получив спустя два года степень бакалавра, М. при выборе специализации для продолжения учебы остановился на экономическом факультете, где срок обучения был наиболее коротким. Особый интерес с самого начала вызывала у него «экономика неопределенности», в особенности идеи Дж. фон Неймана, О.Моргенш- терна, Дж.Маршака относительно функции полезности. М. считал, что ему очень повезло — среди его учителей в Чикагском университете были М.Фридмен, Дж.Маршак и др. Большое влияние на него оказал лекционный курс Т.Купманса, в котором излагался разработанный им так называемый анализ видов деятельности (activity analysis), применяемый для решения задач оптимального распределения ресурсов. Еще будучи студентом университета, М. принимал участие в работе Комиссии Коулза по экономическим исследованиям как раз в то время, когда Т.Купманс разворачивал работу по теории линейного программирования.
Для своей докторской диссертации М. избрал исследование возможности применения математических методов к рынку ценных бумаг. В процессе работы над темой у него сложилась в основном «теория портфеля» (portfolio), за которую он впоследствии получит Нобелевскую премию. По его словам, решающий толчок был дан изучением книги Дж.Б.Уильямса «Теория стоимости инвестиций» («The Theory of Investment Value»), в которой предполагалось, что стоимость акции будет равняться стоимости ее будущих дивидендов, оцениваемых в данный момент времени. Поскольку эта величина неопределенная, то М. интерпретировал утверждение Уильямса таким образом, что стоимость акции определяется величиной ожидаемых в будущем дивидендов. Отсюда вытекало, что если инвестор заинтересован лишь в ожидаемой стоимости ценных бумаг, то его будет интересовать только ожидаемая стоимость акций в его портфеле, и поэтому, чтобы получить максимальный доход от портфельных инвестиций, казалось бы, надо вкладывать капитал только в один вид ценных бумаг. Однако М. видел, что это утверждение противоречит существующей практике, когда инвесторы предпочитают разнообразить вложения капитала, поскольку имеют дело с риском в такой же мере, как и с прибылью. М. пришла в голову идея считать мерой риска используемый в математической статистике показатель дисперсии (variance). Тот факт, что дисперсия портфельных инвестиций зависит от ковариации ценных бумаг, делал этот подход достаточно правдоподобным. Поскольку в выборе задействованы только два критерия — риск и прибыль, — М. логично предположил, что инвесторы делают выбор на основе набора комбинаций размеров риска и прибыли, оптимальных по Парето.
Позднее М. со смехом вспоминал, что при защите его диссертации М.Фридмен, вероятно наполовину в шутку, наполовину всерьез, доказывал, что излагаемая в ней теория инвестиционного портфеля не входит в предмет «ЭКОНОМИКС», и поэтому автору не может быть присуждена докторская степень по этой специальности. Тем не менее защита прошла успешно.
После окончания университета в 1952 г. М. поступил на работу в «РЭНД корпорейшн». Пришедший туда вскоре Дж.Данциг помог М. овладеть техникой решения задач оптимизации, которую он применил для более строгого обоснования своей теории выбора портфельных инвестиций. Первой публикацией по данному вопросу была статья М. «Выбор портфельных инвестиций» («Portfolio Selection»), напечатанная в «Журнале финансов» («The Journal of Finance») в начале 1952 г. В более расширенном варианте он изложил свою теорию в монографии «Выбор портфеля: эффективная диверсификация инвестиций» («Portfolio Selection: Efficient Diversification of Investments», 1959), которая спустя совсем немного времени была общепризнана в экономическом мире. Работу над монографией М. осуществил в течение 1955/56 академического года в рамках Фонда Коулза, переместившегося из Чикаго в Йельский университет. Изложенная в книге теория показывала, как оптимальным образом инвестировать капитал в различные ценные бумаги, которые дифференцируются по степени риска и ожидаемой прибыли, и каким образом этот риск может быть сведен до минимума.
Естественно, и ранее экономисты-теоретики и специалисты, занимающиеся помещением капитала в ценные бумаги, прекрасно понимали необходимость принятия во внимание не только прибыли, но и риска, следуя известному правилу; «не следует класть все яйца в одну корзину». Главная заслуга М. заключалась в разработке строго сформулированной, пригодной для применения теории для выбора инвестиционного портфеля в условиях неопределенности, которая послужила основанием для последующих разработок в области экономики финансов. М., в частности, показал, что при определенных заданных условиях выбор портфельных инвестиций может быть сведен к балансированию двух величин, а именно ожидаемого дохода от портфельных инвестиций и их изменения (дисперсии). Благодаря возможности уменьшить риск путем диверсификации, т.е. помещения капитала в разные ценные бумаги, риск от портфельных инвестиций, измеренный в их дисперсии, будет зависеть не только от индивидуальных различий в прибыли от различных ценных бумаг, но также от попарных ковариаций всех ценных бумаг в совокупности. Отсюда следовало, что существенным моментом подхода к риску инвестирования в ценные бумаги является учет риска не каждой акции, взятой изолированно, а измерение доли каждого вида ценных бумаг в риске инвестиционного портфеля в целом. Закон больших чисел оказался неприменимым в полной мере для выражения многообразия риска в выборе инвестиционного портфеля, поскольку прибыли от разных ценных бумаг на практике уравновешивают друг друга. Поэтому в целом риск не может быть полностью исключен, безотносительно к тому, сколько типов ценных бумаг представлено в портфеле. Таким образом, сложная и многоразмерная проблема выбора инвестиционного портфеля с учетом большого количества различных ценных бумаг, каждая из которых имеет свои особенности, была схематично сведена М. к простой проблеме измерения двух величин — известной как среднедисперсионный анализ (mean-variance analysis).
Книга «Выбор портфеля» в наибольшей степени отражала особенности М. как ученого. Он всегда стремился заниматься проблемами, имеющими практическое значение. Работа содержала изложение дискуссии вокруг практических аспектов выбора инвестиционного портфеля. Вводные главы по статистике были скорее адресованы менеджерам, занимающимся инвестированием в ценные бумаги, чем профессиональным экономистам. Затем излагалась методика решения проблемы выбора портфельных инвестиций.
В период своей работы в Комиссии Коулза и в «РЭНД корпо- рейшн» в 1952-1960 гг. М. написал несколько статей по линейному, программированию. Он активно разрабатывал также проблемы нелинейного программирования и стремился применить метод квадратичного программирования к проблеме портфельных инвестиций. В своей статье «Оптимизация квадратичной функции, подлежащей линейным ограничениям» («The Optimization of a Quadratic Function Subject to Linear Constraints», 1956) М. дал алгоритм практического решения проблемы расчета оптимального портфеля (в техническом смысле это означало формулировку проблемы в виде задачи квадратичного программирования, где образующие блоки таблицы составлены из квадратичной функции полезности, ожидаемых прибылей различных ценных бумаг, дисперсии и ковариации ценных бумаг и бюджетных ограничений вкладчиков).
В последующие годы М. продолжал заниматься различными проблемами теории портфельных инвестиций, но его работы не идут в сравнение с тремя названными публикациями 50-х гг., в которых запечатлен основной вклад М. в современную экономическую науку. Работы М. по теории портфеля создали возможность для микроанализа финансов как одного из важных разделов современного экономического анализа.
Модель М. получила широкое признание благодаря математической простоте и практической применимости. Большинство менеджеров, занимающихся инвестициями, сегодня знакомы по крайней мере с элементами нормативной среднедисперсионной теории, которая дает основу для оценки степени риска помещения капитала в ценные бумаги. Целесообразность диверсификации ценных бумаг и оценка риска с позиций теории портфельных инвестиций были вскоре общепризнаны в Соединенных Штатах и обязательность разнообразия вложения средств была законодательно зафиксирована Конгрессом США.
Наряду с этим М. работал над многими другими проблемами. В центре его внимания, однако, продолжало оставаться приложение математики и компьютерной техники к решению практических экономических задач, в особенности связанных с принятием решений в сфере бизнеса в условиях неопределенности. В сотрудничестве с экономистами «РЭНД корпорейшн» М. участ-

вовал в разработке техники разреженных матриц — в рамках работы над созданием многоотраслевых моделей анализа промышленной деятельности, сложность которых превышала возможности вычислительной техники того времени у потребовала поиска новых технических приемов. В 1961 г. он вновь вернулся в «РЭНД корпорейшн», где принял участие в решении многих сложных проблем моделирования экономических процессов, исследованием которых занималась корпорация, а также в создании языка программирования симскрипта.
В 1963 г. М. оставил «РЭНД корпорейшн», став председателем правления и техническим директором Объединенного центра сводного анализа. В 1968/69 г. он занимал должность профессора финансов Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе. Затем в течение трех лет (1969-1972) М. являлся президентом «Арбитраж менеджмент компани», а в 1972-1974 гг. консультантом этой фирмы, совмещая выполнение этих функций с обязанностями профессора финансов в Пенсильванском университете. В 1974-1983 гг. М. работал штатным исследователем в Ай-Би- Эм-корпорейшн. В 1980 г. он стал адъюнкт-профессором финансов, а с 1983 г. является заслуженным профессором экономики и финансов Рутджеровского университета.
Премия памяти Альфреда Нобеля была присуждена М. в 1990 г. наряду с М.Миллером и У.Шарпом «за новаторские работы по экономике финансов». М. был удостоен этой премии «за создание теории выбора портфельных инвестиций». Нобелевская лекция лауреата содержала изложение основ этой теории.
Кроме Нобелевской премии за свои работы в области вычислительной техники и математического программирования применительно к экономическим процессам М. был награжден в 1989 г. премией фон Неймана Американским обществом исследования операций и Институтом проблем управления.
М. — член многих научных обществ и организаций, в том числе Комиссии Коулза, Эконометрического общества. Он являлся президентом Американской финансовой ассоциации, возглавлял правление Института проблем управления.
Application to Linear Programming // Management Science. 1957; Portfolio Selection: Efficient Diversification of Investments. Wiley, Yale Univ. Press, 1959; Simscript: A Simulation Programming Language. Prentice Hall, 1963 (в соавт.); Studies in Process Analysis: Economy-Wide Production Capabilities. Wiley and Sons, 1963; Investment for the Long Run. Philadelphia, 1972; Portfolio Analysis with Factors and Scenarios. Boston, 1980 (в соавт.); The Simscript II Programming Language. New York, 1981 (в соавт.); Mean-Vari- ance Analysis in Portfolio Choice and Capital Markets. New York, 1987; Normative Portfolio Analysis: Past, Present and Future // Journal of Economics and Business. Special Issue on Portfolio Theory. No. 42 (2). 1990, May, pp. 99-103.

Соч.: Симскрипт. Алгоритмический язык для моделирования // Под ред. чл.-кор. АН СССР Н.П.Бусленко. М., 1966. Пер. с англ. (совм. с Б.Ха- уснером и Г.Карром); Отраслевые экономико-математические модели. Анализ производственных процессов. Пер. с англ. М., 1967 (совм. с А.С.Манном, Т.АМаршаком и др.).
Portfolio Selection // The Journal of Finance. March 1952; The Optimization of a Quadratic Function Subject to Linear Constraints // Naval Research Logistics Quarterly. Vol. 3. 1956; The Elimination Form of the Inverse and Its

Еще по теме Гарри Марковиц (Markowitz):

  1. Теория портфеля и модель оценки доходности финансовых активов


Авторское право —
Адвокатура —
Административное право —
Административный процесс —
Антимонопольно-конкурентное право —
Арбитражный (хозяйственный) процесс —
Аудит —
Банковская система —
Банковское право —
Бизнес —
Бухгалтерский учет —
Вещное право —
Государственное право и управление —
Гражданское право и процесс —
Денежное обращение, финансы и кредит —
Деньги —
Дипломатическое и консульское право —