- Как на ладони

Как на ладони. Пути индустриализации в ссср. Сталинская индустриализация — сомнительный успех

После гражданской войны экономика России, выражаясь современным «Обамовским» языком, «была разорвана в клочья». По настоящему разорвана и развалена. И НЭП лишь несколько стабилизовал проблему обеспечения населения страны продовольственными товарами и товарами народного потребления, но зато вызвал резкое усиление классовых противоречий на селе в связи с ростом численности кулаков и обострил классовую борьбу на селе до от открытых кулацких восстаний.

Поэтому партия ВКП(б) взяла курс на развитие промышленного производства страны с целью получения возможности для самостоятельного решения народно хозяйственных задач, стоящих перед разрушенной многолетней войной Россией. Причем, ускоренного решения. То есть, партия взяла курс на индустриализацию страны.

Сталин говорил:

«Мы отстали от передовых стран на 50-100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут. Вот что диктуют нам наши обязательства перед рабочими и крестьянами СССР»

Индустриализация, это социально-экономическая политика партии большевиков в СССР, начиная с 1927 и до конца 30-х годов, основными целями которой являлись следующие:

1. Ликвидация технико-экономической отсталости страны;

2. Достижение экономической независимости;

3. Создание мощной оборонной промышленности;
4. Первоочередное развитие комплекса базовых отраслей промышленности: оборонная, топливная, энергетическая, металлургическая, машиностроительная.

Какие пути проведения индустриализации существовали к тому времени и какие были выбраны большевиками?

Из высказываний Сталина по поводу индустриализации:

1.« знает различные способы индустриализации.

Англия индустриализировалась благодаря тому, что она грабила десятки и сотни лет колонии, собирала там «добавочные» капиталы, вкладывала их в свою промышленность и ускоряла темп своей индустриализации. Это один способ индустриализации.

Германия ускорила свою индустриализацию в результате победоносной войны с Францией в 70-х годах прошлого столетия, когда она, взяв пять миллиардов франков контрибуции у французов, влила их в свою промышленность. Это второй способ индустриализации.

Оба эти способа для нас закрыты, ибо мы — страна Советов, ибо колониальные грабежи и военные захваты в целях грабежа несовместимы с природой Советской власти.

Россия, старая Россия, сдавала кабальные концессии и получала кабальные займы, стараясь таким образом выбраться постепенно на путь индустриализации. Это есть третий способ. Но это — путь кабалы или полукабалы, путь превращения России в полуколонию. Этот путь тоже закрыт для нас, ибо не для того мы вели трехлетнюю гражданскую войну, отражая всех и всяких интервенционистов, чтобы потом, после победы над интервенционистами, добровольно пойти в кабалу к империалистам.

Остается четвертый путь индустриализации, путь собственных сбережений для дела промышленности, путь социалистического накопления, на который неоднократно указывал тов. Ленин, как на единственный путь индустриализации нашей страны.

(«О хозяйственном положении и политике партии» т.8 стр.123.)

2. «Что значит индустриализовать нашу страну? Это значит превратить страну аграрную в страну промышленную. Это значит поставить и развить нашу индустрию на новой технической основе.

Нигде еще в мире не бывало, чтобы громадная отсталая аграрная страна превратилась в страну индустриальную без ограбления колоний, без ограбления чужих стран или без больших займов и долгосрочных кредитов извне. Вспомните историю промышленного развития Англии, Германии, Америки, и вы поймете, что это именно так. Даже Америка, самая могущественная из всех капиталистических стран, вынуждена была после гражданской войны провозиться целых 30-40 лет для того, чтобы поставить свою промышленность за счет займов и долгосрочных кредитов извне и ограбления прилегающих к ней государств и островов.

Можем ли мы стать на этот «испытанный» путь? Нет, не можем, ибо природа Советской власти не терпит колониальных грабежей, а на большие займы и долгосрочные кредиты нет оснований рассчитывать.

Старая Россия, царская Россия, шла к индустриализации другим путем — путем заключения кабальных займов и отдачи кабальных концессий на основные отрасли нашей промышленности. Вы знаете, что почти весь Донбасс, большая половина петербургской промышленности, бакинская нефть и целый ряд железных дорог, не говоря уже об электрической промышленности, находились в руках иностранных капиталистов. Это был путь индустриализации за счет народов СССР и против интересов рабочего класса. Ясно, что мы не можем стать на этот путь: не для того мы боролись с игом капитализма, не для того мы свергли капитализм, чтобы пойти потом добровольно под ярмо капитализма.

Остается один путь, путь собственных накоплений, путь экономии, путь расчетливого ведения хозяйства для того, чтобы накопить необходимые средства для индустриализации нашей страны. Нет слов, задача эта трудная. Но, несмотря на трудности, мы ее уже разрешаем. Да, товарищи, через четыре года после гражданской войны мы эту задачу уже разрешаем.

(«Речь на собрании рабочих Сталинских ж.-д. Мастерских Октябрьской дороги» т.9 стр.172.)

3. «Существует ряд каналов накопления, из которых следовало бы отметить, по крайней мере, главные.

Во-первых. Необходимо, чтобы излишки накопления в стране не распылялись, а собирались в наших кредитных учреждениях, кооперативных и государственных, а также в порядке внутренних займов, на предмет их использования для нужд прежде всего промышленности. Понятно, что вкладчики должны получать за это известный процент. Нельзя сказать, чтобы в этой области дело обстояло у нас сколько-нибудь удовлетворительно. Но задача улучшения нашей кредитной сети, задача поднятия авторитета кредитных учреждений в глазах населения, задача организации дела внутренних займов несомненно стоит перед нами, как очередная задача, и мы ее должны разрешить во что бы то ни стало.

Во-вторых. Необходимо тщательно закрывать все те дорожки и щели, по которым утекает часть излишков накопления в стране в карманы частного капитала в ущерб социалистическому накоплению. Для этого необходимо вести такую политику цен, которая бы не создавала провала между ценами оптовыми и ценами розничными. Нужно принять все меры к снижению розничных цен на продукты промышленности и на продукты сельского хозяйства для того, чтобы приостановить или, по крайней мере, довести до минимума утечку излишков накопления в карманы частника. Это один из важнейших вопросов нашей хозяйственной политики. Отсюда идет одна из серьезных опасностей как для дела нашего накопления, так и для червонца.

В-третьих. Необходимо, чтобы внутри самой промышленности, в каждой ее отрасли откладывались известные запасы на предмет амортизации предприятий, на предмет их расширения, на предмет их дальнейшего развития. Это дело необходимое, абсолютно нужное, его надо двинуть вперед во что бы то ни стало.

В-четвертых. Нужно, чтобы в руках государства скапливались известные резервы, необходимые для страховки страны от всякого рода случайностей (недород), для питания промышленности, для поддержания сельского хозяйства, для развития культуры и т. д. Жить и работать теперь без резервов нельзя. Даже крестьянин с его маленьким хозяйством не может теперь обходиться без известных запасов. Тем более не может обойтись без резервов государство великой страны.

(«О хозяйственном положении и политике партии» т.8 стр.126.)

Средства для индустриализации:
Откуда брали большевики средства на индустриализацию?

1.Средства изымались из сельского хозяйства и легкой промышленности;

2. Средства шли от продажи сырья (Нефть, золото, лес, зерно и т.д.);

3. Продавались некоторых сокровища музеев и церквей;

4. Облагался налогами частный сектор вплоть до полной конфискации имущества.
5. Путем снижения уровня жизни населения, вследствие роста цен, введение карточной системой распределения, индивидуальных государственных займов и т.д.

6. Путем энтузиазма трудящихся, строящих для себя новый мир без эксплуатации человека человеком.

7. Путем мощнейшей пропаганды и агитации новых форм и новых, коллективистических методов организации труда.

8. Путем организации передового стахановского движения как в промышленном производстве, так и в сельском хозяйстве.

9. Путем введение государственных наград за трудовые достижения.

10.Путем развитие системы бесплатных социальных льгот и гарантий государства для человека труда: бесплатное образование и бесплатная медицина для всех групп населения, бесплатные детские ясли, детские сады, пионерлагеря, санатории и так далее и тому подобное.
И опять слова Сталина по поводу основ индустриализации в СССР:

«Итак, возможна ли индустриализация нашей страны на основе социалистического накопления?

Есть ли у нас источники такого накопления, достаточные для того, чтобы обеспечить индустриализацию?

Да, возможна. Да, есть у нас такие источники.

Я мог бы сослаться на такой факт, как экспроприация помещиков и капиталистов в нашей стране в результате Октябрьской революции, уничтожение частной собственности на землю, фабрики, заводы и т. д. и передача их в общенародную собственность. Едва ли нужно доказывать, что этот факт представляет довольно солидный источник накопления.

Я мог бы сослаться, далее, на такой факт, как аннулирование царских долгов, снявшее с плеч нашего народного хозяйства миллиарды рублей долгов. Не следует забывать, что при оставлении этих долгов нам пришлось выплатить ежегодно несколько сот миллионов одних лишь процентов, в ущерб промышленности, в ущерб всему нашему народному хозяйству. Нечего и говорить, что это обстоятельство внесло большое облегчение в дело нашего накопления.

Я мог бы указать на нашу национализированную промышленность, которая восстановилась, которая развивается и которая дает некоторые прибыли, необходимые для дальнейшего развития промышленности. Это тоже источник накопления.

Я мог бы указать на нашу национализированную внешнюю торговлю, дающую некоторую прибыль и представляющую, стало быть, некий источник накопления.

Можно было бы сослаться на нашу более или менее организованную государственную внутреннюю торговлю, тоже дающую известную прибыль и представляющую, таким образом, некий источник накопления.

Можно было бы указать на такой рычаг накопления, как наша национализированная банковская система, дающая известную прибыль и питающая по мере сил нашу промышленность.

Наконец, мы имеем такое , как государственная власть, которая распоряжается государственным бюджетом и которая собирает малую толику денег для дальнейшего развития народного хозяйства вообще, нашей индустрии в особенности.

Таковы в основном главные источники нашего внутреннего накопления.

Они интересны в том отношении, что дают нам возможность создавать те необходимые резервы, без которых невозможна индустриализация нашей страны.»

(«О хозяйственном положении и политике партии» т.8 стр.124.)

Ибо, по словам Сталина, быстрый темп развития индустрии вообще и производства средств производства в особенности, представляет основное начало и ключ индустриального развития страны, основное начало и ключ преобразования всего нашего народного хозяйства на базе передового социалистического развития.

При этом мы не можем и не должны свертывать тяжелую индустрию ради всемерного развития легкой промышленности. Да и легкую промышленность невозможно развивать в достаточной степени без ускоренного развития тяжелой индустрии.

(«XV съезд ВКП(б)» т.10 стр.310.)

Результатом индустриализации стало:

1. Создание мощной промышленности в стране;
С 1927 по 1937 год в СССР было построено свыше 7 тысяч крупных промышленных предприятий;
2. СССР вышел на 2е место в мире по объему промышленного производства после США.

3. СССР создал свою мощную оборонную промышленность, новую для России.

4. В СССР на базе мощного промышленного производства стала также мощно развиваться отраслевая наука, определяя технический уровень разрабатываемых и используемых в промышленном производстве технологий.

5. СССР стал родиной технической космонавтики, создав в стране новую, мировую отрасль производства, космическую, значительно опередив в этом направлении США.

Результаты индустриализации СССР оказались ошеломляющими не только для жителей СССР, но и для всего мира. Ведь бывшая царская Россия в необычайно короткий срок стала мощной, промышленно и научно развитой страной, державой мирового значения.

Как видите, Сталин оказался прав, делая из вконец развалившейся России, из России сохи и лаптей, передовую промышленную державу с самым коротким в мире рабочим днем, лучшим в мире бесплатным образованием, передовой наукой, бесплатной медициной, национальной культурой и мощнейшей социальной гарантией прав трудящихся страны

Однако в нынешней России все делается не так, как делал Сталин в СССР, и мы имеем Россию с едва теплящимся промышленным производством, вконец разваленным сельским хозяйством, умершей наукой, нищим, едва сводящим концы населением, но зато с бесчисленным множеством своих собственных миллиардеров.

Так кто был прав в выборе путей развития России, большевики или нынешние демократы? По моему, большевики! Ведь ни одно слово Сталина про индустриализацию России до сих пор не устарело.

В
1925 г. 14-й съезд ВКП(б) взял курс на
индустриализацию страны, который в
целом отвечал историческим задачам
страны.

Цели
индустриализации
.
Индустриализация как процесс
создания крупного машинного производства
в промышленности
,
а затем и в других отраслях народного
хозяйства на определенной ступени
истории являлись всеобщей закономерностью
общественного развития.

Сложились
две
концепции индустриализации:


«бухаринская»
(продолжение
НЭПа, сбалансированное развитие
промышленности и сельского хозяйства,
приоритетное развитие тяжёлой
промышленности при одновременном
внимании к производству предметов
потребления, кооперирование крестьянских
хозяйств на добровольной основе) и


«сталинская»
(
которой
соответствовал план
Троцкого – «сверх-индустриализация»)
(свёртывание
НЭПа, усиление роли государства в
развитии экономики, ужесточение
дисциплины, форсированное развитие
тяжёлой промышленности, использование
деревни как поставщика средств и рабочей
силы для нужд индустриализации)

В
противоборстве 2-х концепций верх
одержала «сталинская» концепция.

Ход
индустриализации

Период
1926-1927 гг.

На XIV съезде ВКП(б) в 1925 г. в качестве
приоритетных направлений в осуществлении
индустриализации в СССР были признаны
передовые в ту пору отрасли — энергетика,
металлургия, химическая промышленность,
машиностроение, которые являлись
материальной основой формировавшегося
военно-промышленного комплекса СССР.
Первоочередное внимание было сосредоточено
на создании энергетической базы для
индустрии.

В
1926 г. началось строительство четырех
крупных электростанций, в 1927г. — еще 14.
Были заложены новые угольные шахты —
соответственно по годам — 7 и 16, начато
строительство крупных металлургических
(Керченский, Кузнецкий) и машиностроительных
заводов (Ростовский, Сталинградский).

Но
в связи с недостаточностью финансирования
промышленности, развивавшейся в тот
период на основе собственных средств,
а также под воздействием нараставшего
аграрного кризиса, темпы индустриального
роста в конце 20-х гг. резко снизились.
Необходимо было искать новые источники
и формы.

В
1927 г. советские экономисты приступили
к разработке первого пятилетнего плана
(на 1928/29 г. — 1932/33 г.), который решал задачу
комплексного развития всех районов и
использования ресурсов для индустриализации.
Составители
плана выделили соотношение экономических
показателей СССР и США, указав на
отставание между ними в 50 лет (особенно
в области электроэнергетики, химии,
автомобилестроения).

В
апреле 1929 г. из двух вариантов плана —
отправного
и названного оптимальным

был выбран последний, задания по которому
оказались на 20% выше первого.

Первая
пятилетка (1928-1932 гг.)
И.В.
Сталин доказывал возможность выполнения
оптимального плана в три или два с
половиной года. Им была поставлена
задача уже на рубеже 20-30-х гг. превысить
показатели США, совершив скачок. За счет
рывка предполагалось добиться преодоления
многоукладности, ликвидации эксплуататорских
классов и за
10-15 лет осуществить переход к развернутым
формам коммунистического строительства
.
В результате, через год после начала
пятилетки план подвергся корректировке
— его показатели были еще раз повышены.
Контрольные цифры на второй год пятилетки
предусматривали рост производства
промышленной продукции по валу на 32%
вместо 22%, создание уже 2000 новых
предприятий.

В
стране развернулось массированное
строительство, были заложены сотни
заводов, фабрик, электростанций. Однако
к 1930 г. темпы роста снизились. Несмотря
на это, было объявлено об успешном
завершении пятилетки за 4 года и 3 месяца,
хотя в действительности, по современным
задания по основным отраслям выполнены
не были; хотя и эти результаты были
значительны.

Второй
пятилетний план (1933-1937 гг.)
по
полному набору показателей был выполнен
также на 70-77%. При этом продолжали
строиться в основном предприятия тяжелой
индустрии. Кроме того, в легкой
промышленности реальное недовыполнение
было значительно больше.

Целям
форсированной индустриализации отвечало
массовое использование дешёвой рабочей
силы и энтузиазма масс, воодушевлённых
большевистской идеей строительства
бесклассового общества. В практику
народного хозяйства внедрялись различные
формы т. н. социалистического соревнования
за выполнение и перевыполнение
производственных заданий без увеличения
оплаты труда В 1935 г. появилось «движение
стахановцев
»,
в честь забойщика шахты А. Стаханова,
который, согласно официальной информации
того времени, в ночь с 30 на 31 августа
1935 г. выполнил за смену 14,5 нормы. Широко
использовался труд заключённых в лагерях
Главного управления лагерей (ГУЛАГ).

Сознавая,
что форсированная индустриализация и
упрочение командных высот в экономике
невозможны при сохранении мелкотоварного
частного крестьянского хозяйства,
сталинское руководство в 1928-29 взяло
курс на «сплошную
коллективизацию» деревни и ликвидацию
зажиточного слоя крестьянства
(«кулачества»).

Результаты
индустриализации.


Сталинская индустриализация рассматривается
многими современными исследователями
как советский
тип некапиталистической модернизации
,
которая была подчинена задачам укрепления
обороны страны и поддержке статуса
великой державы.

В
процессе индустриализации в экономике
образовались серьезные диспропорции
между обрабатывающей и добывающей
промышленностью, между тяжелой и легкой
промышленностью, между промышленностью
и сельским хозяйством.

В
ходе реализации трёх первых пятилетних
планов, несмотря на срыв завышенных
плановых показателей, ценой неимоверного
напряжения сил всего населения СССР
достиг экономической независимости от
Запада.

В
результате сплошной коллективизации
была создана система перекачки финансовых,
материальных, трудовых ресурсов из
аграрного сектора в индустриальный. В
силу этого главным
результатом коллективизации можно
считать индустриальный скачок

СССР. В
конце 30-х г.г. И.В.Сталин заявил о
превращении СССР из аграрной в
индустриальную страну.

Вошла в историю страны как процесс создания в ней современной промышленности и формирования технически оснащённого общества. За исключением военных лет и периода послевоенного восстановления хозяйства он охватывает отрезок времени с конца двадцатых годов и до начала шестидесятых, но основная его нагрузка легла на первые пятилетки.

Необходимость модернизации промышленности

Цель индустриализации заключалась в преодолении отставания, вызванного неспособностью НЭПа обеспечить необходимый уровень технического оснащения народного хозяйства. Если в таких областях, как лёгкая промышленность, торговля и сфера услуг, наблюдался определённый прогресс, то развивать в те годы на базе частного капитала не представлялось возможным. Причины индустриализации включали в себя и необходимость создания военно-промышленного комплекса.

План первой пятилетки

Для решения поставленных задач под руководством Сталина был разработан пятилетний план развития народного хозяйства (1928-1932 гг.), принятый в апреле 1929 года на заседании очередной партконференции. Задачи, поставленные перед работниками всех отраслей, в большинстве своём превышали реальные возможности исполнителей. Однако этот документ имел силу приказа, отданного в военное время, и не подлежал обсуждению.

Согласно первому пятилетнему плану, предполагалось повысить выпуск промышленной продукции на 185%, а в тяжёлом машиностроении достичь роста производства на 225%. Для обеспечения этих показателей намечалось добиться повышения производительности труда на 115%. Успешная реализация плана, по мнению разработчиков, должна была привести к повышению средней заработной платы в производственном секторе на 70%, а доходы тружеников сельского хозяйства увеличить на 68%. Чтобы в достаточном объёме снабдить государство продуктами питания, план предусматривал вовлечение в коллективные хозяйства почти 20% крестьян.

Промышленный хаос, порождённый штурмовщиной

Уже в ходе выполнения намеченных планов были существенно сокращены сроки строительства большинства крупных промышленных предприятий, а объёмы поставок продукции сельского хозяйства увеличены. Это делалось без каких-либо технических обоснований. Расчёт в основном строился на всеобщем энтузиазме, подогретом широкомасштабной пропагандистской кампанией. Одним из лозунгов тех лет был призыв выполнить пятилетку за четыре года.

Особенности индустриализации тех лет заключались в форсированном промышленном строительстве. Известно, что при сокращении сроков пятилетки плановые задания возросли почти вдвое, ежегодный прирост производства достигал 30%. Соответственно, были увеличены и планы коллективизации. Подобная штурмовщина неизбежно порождала хаос, при котором одни отрасли не успевали в своём развитии за другими, подчас смежными им. Это исключало всякую возможность планомерного развития хозяйства.

Итог пятилетнего пути

За период первой пятилетки цель индустриализации в полном объёме не была достигнута. По многим отраслям промышленности реальные показатели во многом не дотягивали до намеченных объёмов. Особенно это коснулось добычи энергоресурсов, а также производства стали и чугуна. Но, тем не менее, были достигнуты значительные успехи в создании военно-промышленного комплекса и всей сопутствующей ему инфраструктуры.

Второй этап индустриализации

В 1934 году был принят план второй пятилетки. Цель индустриализации страны в этот период заключалась в налаживании работы предприятий, построенных в течение предыдущих пяти лет, а также в повсеместном устранении результатов хаоса, возникшего в промышленности из-за установления технически необоснованных высоких темпов развития.

При составлении плана были в значительной степени учтены недостатки прошлых лет. В большем объёме предусматривалось финансирование производства, а также уделялось значительное внимание проблемам, связанным со среднетехническим и высшим образованием. Их решение было необходимо для обеспечения народного хозяйства достаточным количеством квалифицированных специалистов.

Пропагандистские кампании в годы пятилеток

Уже в эти годы итоги индустриализации страны не замедлили сказаться. В городах, а отчасти и в сельской местности заметно улучшилось снабжение. В большей степени удовлетворялась потребность населения в Масштабы этих успехов в значительной степени раздувались проводимой в стране широкомасштабной агитационной кампанией, приписывавшей все заслуги исключительно коммунистической партии и её руководителю Сталину.

Несмотря на то что за годы индустриализации проводилось повсеместное внедрение передовой техники, во многих областях производства ещё преобладал ручной труд, и там, где достичь роста производительности труда технологическим путём не удавалось, использовались пропагандистские методы. Примером этому может служить развёрнутое в те годы знаменитое Гонка за рекордными выработками приводила к тому, что отдельные ударники, к подвигам которых готовилось всё предприятие, получали награды и премии, а остальным лишь увеличивали нормы, призывали при этом равняться на передовиков.

Итоги первых пятилеток

В 1937 году Сталин объявил о том, что цель индустриализации в основном достигнута, и социализм построен. Многочисленные же сбои в производстве объяснялись исключительно происками врагов народа, против которых был установлен жесточайший террор. Когда через год завершилась вторая пятилетка, то в качестве её наиболее важных результатов приводились свидетельства о росте в два с половиной раза, стали — в три раза, а автомобилей — в восемь.

Если в двадцатые годы страна была чисто аграрной, то по завершении второй пятилетки стала индустриально-аграрной. Между этими двумя этапами лежат годы поистине титанического труда всего народа. В послевоенный же период СССР стал мощной Принято считать, что социалистическая индустриализация была завершена к началу шестидесятых годов. В это время большая часть населения страны жила в городах и была занята в промышленном производстве.

За годы индустриализации появились новые отрасли, такие как автомобилестроение, авиастроение, химическая и электротехническая промышленности. Но самое важное заключалось в том, что государство научилось самостоятельно производить всё необходимое для своих нужд. Если прежде оборудование для производства той или иной продукции ввозилось из-за рубежа, то теперь потребность в нём обеспечивалась собственной промышленностью.

Индустриализация в СССР: планы, реальность, итоги

Введение

индустриализация советский политический

Индустриализация
(от лат. industria — усердие, деятельность), процесс создания крупного машинного производства во всех отраслях народного хозяйства и особенно в промышленности.

Индустриализация обеспечивает преобладание в экономике страны производства промышленной продукции, превращение аграрной или аграрно-индустриальной страны в индустриально-аграрную или индустриальную.

Характер, темпы, источники средств, цели и социальные последствия индустриализации определяются господствующими в данной стране производственными отношениями.

Положение любой страны находится в зависимости от степени ее экономического развития. Во второй половине 20-х годов важнейшей задачей экономического развития для СССР стало превращение страны из аграрной в индустриальную, обеспечение ее экономической независимости и укрепление обороноспособности. Неотложной потребностью была модернизация экономики, главным условием которой являлось техническое совершенствование всего народного хозяйства.

1. Необходимость индустриализации

Экономическая история любой индустриальной страны подтверждает, что возникновение тяжелой промышленности или ее подъем после разрухи, вызванной войной, требует громадных средств, больших субсидий, займов. Советская Россия могла себя обеспечить только своими усилиями. Тем более с большей радостью В.И. Ленин сообщил участникам IV конгресса Коммунистического Интернационала (ноябрь-декабрь 1922 г.), что торговая деятельность государства в условиях НЭПа позволила накопить первый «капитал» — «двадцать миллионов золотых рублей».

Спору нет, сумма вложений была очень маленькой. Но, во-первых, она уже существовала, а во-вторых, — и Ленин выделил это особо — «она предназначается только для того, чтобы поднять нашу тяжелую индустрию». Экономить приходилось на всем, даже на школах (кстати сказать, Ленин произнес эти слова в том же самом докладе, где он говорил о накопленных двадцати миллионах). Однако иного пути у страны, которая первой дерзнула сбросить эксплуататоров и в одиночку в обстановке разрухи начать строительство социализма, не было.

Сэкономленные средства шли на возрождение пришедших в упадок крупных предприятий, на восстановление транспорта, на строительство электростанций. В 1922 г. Одной из первых вступила в строй Каширская ГРЭС, предназначенная для обслуживания Москвы.

В ходе восстановления крупной промышленности крепла пролетарская солидность, росло число активистов, сознательных участников борьбы за подъем производства, проникшихся чувством ответственности за судьбу всей страны.

Политика снижения цен, проводившаяся в 1924-1925 гг. на основе уменьшения себестоимости продукции, расширения производства, сокращения накладных расходов, улучшения работы торгового аппарата, упрочила позиции государственной промышленности и помогла ей успешно конкурировать с частным капиталом в деле обслуживания массового потребителя — крестьян и рабочих. По мере того как завершалось восстановление крупной индустрии, становилось все яснее, что дальнейшее продвижение крупной индустрии требует увеличение затрат не столько на ремонт и реконструкцию, сколько на новое строительство.

Постепенно (сначала в крайне ограниченных размерах) наметился процесс расширения масштабов нового строительства. Сооружались электростанции, делались первые шаги по налаживанию отечественного автостроения, тракторного производства, авиационной промышленности. Не подлежало, однако, сомнению, что для перехода к большому строительству, к массовому созданию новых заводов, шахт, электростанций, нефтепромыслов и т.д. нужны не только огромные средства. Требовалась энергичная целенаправленная деятельность государства, связанная с общим пересмотром политики вложений, с радикальным изменением народнохозяйственных пропорций.

Определяя главное направление политики индустриализации, партия учитывала и такой специфический момент, как наличие капиталистического окружения. Строительство социализма, первоначально развернувшееся в рамках одной страны, резко осложнялось активным стремлением буржуазного мира любыми средствами дискредитировать советский опыт, сорвать «большевистский эксперимент», столкнуть СССР на путь капиталистического существования. Отсюда вытекала необходимость усиления обороноспособности СССР.

Задачи укрепления оборонной мощи Советского государства были тем более ответственны и сложны, что по техническому оснащению Красная Армия отставала от вооруженных сил капиталистических государств. Преодоление отставания в значительной мере упиралось в слабость отечественной военной индустрии.

В декабре 1925 г. на ХIV съезде Коммунистической партии был рассмотрен вопрос индустриализации страны. На съезде шла речь о необходимости превращения СССР из страны, ввозящей машины и оборудование, в страну, производящую их. Для этого необходимо было максимально развивать производства, обеспечения экономической независимости страны, а также создать социалистическую промышленность не основе повышения ее технического оснащения.

Индустриализация являлась ключевой задачей социалистического строительства. Развитие промышленности гарантировало относительную экономическую независимость социалистического государства от капиталистических держав, она являлась основой создания военного комплекса. Также, «крупная машинная промышленность, — подчеркивал Ленин, — способна организовать и земледелие», тем самым и изменяя классовый состав мелкобуржуазного населения в пользу рабочего класса.

Индустриализация рассматривалась как многогранный процесс создания комплексной экономики при более ускоренном темпе развития производства, средств производства.

Восстановление разрушенного хозяйства поставило советское руководство перед альтернативой; или продолжать НЭП (Новая экономическая политика) и руками капиталистов строить социализм, или приступить к планомерному, централизованному, ударному и всенародному промышленному рывку.

Истекший 1925 год на съезде был отмечен бурным ростом народного хозяйства в целом с приближением его к довоенному уровню и ростом его отдельных отраслей: промышленности, сельского хозяйства, транспорта, внешней торговли, внутренней торговли, кредитной системы и банков, государственных финансов и пр. Внутри народного хозяйства, со всем разнообразием его составных частей (натурально-крестьянское хозяйство, мелкое товарное производство, частно-хозяйственный капитализм, государственный капитализм и социализм), резко повышается удельный вес социалистической промышленности, государственной и кооперативной торговли, национализированного кредита и других командных высот пролетарского государства.

Таким образом, налицо экономическое наступление пролетариата на базе новой экономической политики и продвижение экономики СССР в сторону социализма. Государственная социалистическая промышленность все более становится авангардом народного хозяйства, ведущим за собой народное хозяйство в целом.

Съезд отмечает, что эти успехи не могли быть достигнуты без активного участия широких рабочих масс в общей работе по строительству социалистической промышленности (кампании по поднятию производительности труда, производственные совещания и т.д.).

Одновременно развиваются, однако, и особые противоречия этого роста и специфические опасности и трудности, этим ростом определяемые. Сюда относятся: абсолютный рост частного капитала при относительном падении его роли, в особенности частного торгового капитала, перекидывающего свои операции на обслуживание деревни; рост кулацких хозяйств в деревне вместе с ростом дифференциации этой последней; рост новой буржуазии в городах, стремящейся хозяйственно сомкнуться с торгово-капиталистическими и кулацкими хозяйствами в их борьбе за подчинение основной массы середняцких хозяйств.

Исходя из этого, съезд поручает ЦК руководствоваться в области экономической политики следующими директивами:

а)
во главу угла поставить задачу всемерного обеспечения победы социалистических хозяйственных форм над частным капиталом, укрепление монополии внешней торговли, рост социалистической госпромышленности и вовлечение под ее руководством и при помощи кооперации все большей массы крестьянских хозяйств в русло социалистического строительства;

б)
обеспечить за СССР экономическую самостоятельность, оберегающую СССР от превращения его в придаток капиталистического мирового хозяйства, для чего держать курс на индустриализацию страны, развитие производства средств производства и образование резервов для экономического маневрирования;

в)
основываясь на решениях XIV партконференции, всемерно способствовать росту производства и товарооборота в стране;

г)
использовать все ресурсы, соблюдать строжайшую экономию в расходовании государственных средств, увеличивать скорость оборота госпромышленности, торговли и кооперации для повышения темпа социалистического накопления;

д)
развертывать нашу социалистическую промышленность на основе повышенного технического уровня, однако в строгом соответствии, как с емкостью рынка, так и с финансовыми возможностями государства;

е)
всемерно содействовать развитию советской местной промышленности (район, округ, губерния, область, республика), всячески стимулируя местную инициативу в деле организации этой промышленности, рассчитанной на удовлетворение разнообразнейших потребностей населения вообще, крестьянства в особенности;

ж)
поддерживать и толкать вперед развитие сельского хозяйства по линии повышения земледельческой культуры, развития технических культур, повышения техники земледелия (тракторизация), индустриализации сельского хозяйства, упорядочения дела землеустройства и всемерной поддержки разнообразных форм коллективизации сельского хозяйства.

2. Цели и планы индустриализации

Еще в 1926 г. Сталин заявил, что индустриализация является основным путем социалистического строительства. Сталин не хотел управлять лапотной Россией. Великому вождю нужна была великая держава. Он стремился создать прежде всего великую военную державу. Таким образом на вооружение была взята стратегия форсированного развития. В основе данной программы находился выбор одного приоритетного направления в развитии экономики — тяжелой индустрии.

Основные цели:

а) ликвидация технико-экономической отсталости;

б) достижение экономической независимости;

в) создание мощной оборонной промышленности;

г) первоочередное развитие базисных отраслей промышленности.

В развитии индустриализации акцент делался не на постепенном замещении импорта промышленных изделий, а на концентрации всех имеющихся ресурсов в самых передовых отраслях: в энергетике, металлургии, химической промышленности, машиностроении. Эти отрасли являлись материальной основой военно-промышленного комплекса и одновременно индустриализацией промышленностью.

В 1930 г. ликвидируется коммерческий кредит, переходят к централизованному (через Госбанки) кредитованию. Множество налогов заменяется одним — налогом с оборота.

3. Средства и источники для проведения индустриализации

Первым источником в конце 20-х годов было ограбление крестьянства. Сталин заявил, что для обеспечения быстрых темпов индустриализации страна не может обойтись без сверхналога с крестьянства, которое уплачивает нечто вроде дани.

Бухарин в своем выступлении заявил: Источники могут быть разными. Они могут заключаться в трате ресурсов, которые у нас были, в выпуске бумажных денег с риском инфляции и товарным голодом, в пре обложении крестьян. Но это не прочно, может угрожать разрывом с крестьянством. В.И. Ленин указал другие источники. Прежде всего максимальное сокращение всех непроизводительных расходов, которые у нас огромны и повышение производительности труда. Не эмиссия, не проедание запасов, не переобложение крестьянства, а качественное повышение производительности общенародного труда и решительная борьба с непроизводительными расходами — вот главные источники накопления.

Гос.план во главе с Г.М. Кржижановским предложил иной проект. Индустриализация должна пройти в 4 этапа:

·развитие добывающей промышленности и производства технических культур;

·реконструкция транспорта;

·индустриальный этап, основанный на правильном размещении промышленных предприятий и подъеме сельского хозяйства;

·развернутое развитие народного хозяйства на широкой энергетической базе.

Источники, ставшие основными:

1.ХЛЕБНЫЙ ЭКСПОРТ. Наибольшую выручку за вывоз хлеба удалось получить в 1930 г. — 883 млн. руб. Экспорт большого количества хлеба в 1932-1933 гг., когда страна находилась на карточках, суммарно принес всего — 389 млн. руб., а вывоз лесоматериалов почти 700 млн. руб. Только продажа пушнины в 1933 г. позволила выручить средств больше, чем за вывезенный хлеб (а ведь зерно у крестьян закупали по очень низкой цене).

.ЗАЙМЫ У КРЕСТЬЯН. В 1927 г. — 1 млрд. руб.

.В 1935 г. — 17 млрд. руб.

.РОСТ ЦЕН НА ВИНО-ВОДОЧНЫЕ ИЗДЕЛИЯ, продажа которых расширялась: уже к концу 20-х годов доход от водки достиг 1 млрд. руб. и примерно столько же давала промышленность.

.ЭМИССИЯ. Рост денежной массы, не обеспеченной товарами, продолжался в больших масштабах до конца 1 пятилетки. Эмиссия выросла с 0,8 млрд. руб. в 1929 г. до 3 млрд. руб.

4. Первая пятилетка (1929-1932)

Главной задачей введённой плановой экономики было наращивание экономической и военной мощи государства максимально высокими темпами, на начальном этапе это сводилось к перераспределению максимально возможного объёма ресурсов на нужды индустриализации. О первом пятилетнем плане (1 октября 1928 г. — 1 октября 1933 г.) было заявлено на XVI конференции ВКП(б) (Всесоюзная коммунистическая партия) (апрель 1929 г.) как о комплексе тщательно продуманных и реальных задач. Этот план, сразу после его утверждения V съездом Советов СССР в мае 1929 г., дал основания для проведения государством целого ряда мер экономического, политического, организационного и идеологического характера, что возвысило индустриализацию в статус концепции, эпоху «великого перелома». Стране предстояло развернуть строительство новых отраслей промышленности, увеличить производство всех видов продукции и приступить к выпуску новой техники.

Прежде всего, используя информационно-коммуникационные технологии (пропаганду), партийное руководство обеспечило массовую мобилизацию в поддержку индустриализации. Комсомольцы в особенности восприняли её с энтузиазмом. Миллионы людей самоотверженно, почти вручную, строили сотни заводов, электростанций, прокладывали железные дороги, метро. Часто приходилось работать в три смены. В 1930 г. было развёрнуто строительство около 1500 объектов, из которых 50 поглощали почти половину всех капиталовложений. Был воздвигнут ряд гигантских промышленных сооружений: ДнепроГЭС, металлургические заводы в Магнитогорске, Липецке и Челябинске, Новокузнецке, Норильске а также Уралмаш, тракторные заводы в Волгограде, Челябинске, Харькове, Уралвагонзавод, ГАЗ, ЗИС (современный ЗИЛ) и др. В 1935 г. открылась первая очередь Московского метрополитена общей протяжённостью 11,2 км.

Особое внимание уделялось индустриализации сельского хозяйства. Благодаря развитию отечественного тракторостроения, в 1932 г. СССР отказался от ввоза тракторов из-за границы, а в 1934 г. Кировский завод в Ленинграде приступил к выпуску пропашного трактора «Универсал», который стал первым отечественным трактором, экспортируемым за границу. За десять предвоенных лет было выпущено около 700 тыс. тракторов, что составило 40% от их мирового производства.

В срочном порядке создавалась отечественная система высшего инженерно-технического образования. В 1930 г. в СССР было введено всеобщее начальное образование, а в городах обязательное семилетнее.

В 1930 г., выступая на XVI съезде ВКП (б), Сталин признал, что индустриальный прорыв возможен лишь при построении «социализма в одной стране» и потребовал многократного увеличения заданий пятилетки, утверждая, что по целому ряду показателей план может быть перевыполнен.

Поскольку капиталовложения в тяжёлую индустрию почти сразу превысили ранее запланированную сумму и продолжали расти, была резко увеличена денежная эмиссия (то есть печать бумажных денег), и в течение всей первой пятилетки рост денежной массы в обращении более чем в два раза опережал рост производства предметов потребления, что привело к росту цен и дефициту потребительских товаров.

Параллельно государство перешло к централизованному распределению принадлежащих ему средств производства и предметов потребления, осуществлялись внедрение командно-административных методов управления и национализация частной собственности. Возникла политическая система, основанная на руководящей роли ВКП(б), государственной собственности на средства производства и минимуме частной инициативы.

Итоги первой пятилетки.

Первая пятилетка была связана со стремительной урбанизацией. Городская рабочая сила увеличилась на 12,5 миллионов человек, из которых 8,5 миллионов было из деревень. Процесс продолжал идти в течение нескольких десятилетий, так что в начале 1960-х численность городского и сельского населения сравнялись.

В конце 1932 г. было объявлено об успешном и досрочном выполнении первой пятилетки за четыре года и три месяца. Подводя её итоги, Сталин сообщил, что тяжёлая индустрия выполнила план на 108%. За период между 1 октября 1928 г. и 1 января 1933 г. производственные основные фонды тяжёлой промышленности увеличились в 2,7 раза.

На созданной индустриальной базе стало возможным проведение масштабного перевооружения; за время первой пятилетки оборонные расходы выросли до 10,8% бюджета.

5. Вторая пятилетка (1933-1937)

В ходе работы над планом второй пятилетки, который охватывал уже 120 отраслей промышленности против 50 отраслей в 1928-1932 гг., выяснилось, что отнюдь не все его составители реально представляют себе действительные трудности дальнейшего роста советской экономики и те обстоятельства, от которых во многом зависит их успешное преодоление. Выдвигалось требование продолжать форсированное развитие тяжелой индустрии, причем темпами более высокими, чем в период первой пятилетки. съезд ВКП(б), проходивший в начале 1934 г., специально рассмотрел проект новой пятилетки и внес полную ясность в понимание сущности и специфики индустриального развития СССР в 1933-1937 гг. Нарком тяжелой промышленности Г.К. Орджоникидзе выступил с критикой тех, кто предлагал еще более расширить размах капитального строительства и выпуск важнейших средств производства. Г.К. Орджоникидзе внес поправку в проект резолюции съезда, которая получила единодушную поддержку: среднегодовые темпы прироста промышленной продукции на вторую пятилетку были определены в 16,5% против 18,9 по наметкам Госплана.

Принципиально по-новому съезд поставил вопрос о соотношении темпов роста промышленного производства, средств производства и предметов потребления. Ускоренное развитие тяжелой индустрии в предыдущие годы позволило в короткий срок создать фундамент для технической реконструкции всех отраслей народного хозяйства. Теперь предстояло завершить строительство материально — технической базы социализма и обеспечить существенный подъем народного благосостояния. Среднегодовой темп роста средств производства определялся в 14,5%.

Заложив к началу второй пятилетки основы тяжелой индустрии и добившись заметного преобладания объема промышленной продукции над валовой продукцией сельского хозяйства. Коммунистическая партия не сочла задачу индустриализации СССР полностью решенной. На XVII съезде в соответствии с материалами январского (1933 г.) объединенного Пленума и ЦК ВКП(б) подчеркивался сам факт перевода страны на рельсы индустриализации и прямо говорилось о продолжении политики индустриализации в годы второй пятилетки. В отличие же от предыдущего периода, когда главенствовал курс на создание основ тяжелой промышленности, теперь центр тяжести перемещался в плоскость борьбы за завершение технической реконструкции всего народного хозяйства, за упрочение импортной независимости первого и тогда все еще единственного в мире пролетарского государства.

Принципиальная особенность индустриализации СССР в годы второй пятилетки заключалась и в том, что вся грандиозная программа нового строительства, завершения технической реконструкции в целом должна была быть выполнена при относительно невысоком увеличении численности рабочих и служащих. В рамках всего народного хозяйства намечался прирост на 26%, в том числе по крупной промышленности — на 29%. Одновременно съезд утвердил задание поднять производительность труда в промышленности на 63% против 41 в первой пятилетке. Тем самым была принята установка на то, чтобы производительность труда «стала решающим фактором выполнения намеченной программы увеличения продукции во втором пятилетии».

За годы второй пятилетки были сооружены 4.5 тыс. крупных промышленных предприятий. Из них: Уральский машиностроительный, челябинский тракторный, Ново-Тульский металлургический и другие заводы. Десятки доменных печей, шахт, электростанций. В Москве была проложена первая линия метрополитена. Ускоренными темпами развивалась индустрия союзных республик. Орджоникидзе, ставший в 1930 г., председателем ВСНХ призывал реализму, выступал за уменьшение ряда заданий. Именно тогда в середине 30-х годов, в наш обиход вошел лозунг «Кадры решают все». Начальное (4-х классное) обучение было введено, как обязательное лишь в 1930 г. Даже в 1939 г. каждый 5-ый человек старше 10 лет еще не умел читать и писать.

Специалистов с высшим образованием было около 1 млн. человек. Кадры росли быстрыми темпами. Молодежь занимала руководящие посты. Коммунисты и комсомольцы сплачивали коллектив, были ярким символом героизма времен индустриализации. (Магнитострой возглавлял 26-летний Яков Гугель). Люди верили в победу и чтобы не пострадало производство работали с энтузиазмом, порой без выходных и по 12-16 часов подряд.

Появилось строительство за Полярным кругом. Например, металлургический комбинат в Норильске, шахты в Воркуте, а также железные дороги. Не находилось нужного числа добровольцев на это строительство. И тогда появились в нужных местах десятки лагерей с сотнями тысяч заключенных. Их трудом строился «Беломорканал», железная дорога Котлас — Воркута. Их называли врагами народа, их превратили в такую рабочую силу, которая не требует никаких затрат, легко командуема и перебрасываема.

Стахановское движение стало примером новых тенденций, курса на освоение передовой техники. Массовое новаторство середины второй пятилетки подтверждало его перспективность. Подъем нарастал вплоть до 1937 г. Вот тогда и обнаружился двойной смысл лозунга «Кадры решают все». Сталинские репрессии на работников индустрии обрушились еще в конце 20-х годов. Калинин, Молотов, Каганович докладывали о массовом вредительстве чуть ли не на всех участках индустриализации. Начались аресты. Нарушение законности, репрессии, произвол превращали административно-командное управление в административно-карательное.

Предпринимались и другие меры:

Тяжелая промышленность переходила на хозрасчет; удалось свести к минимуму денежную эмиссию; страна почти прекратила ввоз сельхозмашин и тракторов; импорт хлопка, затраты на приобретение черных металлов с 1,4 млрд. руб. в первой пятилетке сократились в 1937 г. до 88 млн. руб. Экспорт дал прибыль.

Итоги второй пятилетки.

Народнохозяйственный план, намеченный на 1933-1937 гг., был выполнен досрочно — за четыре года и три месяца. Решающую роль в достижении столь высокого результата сыграл рабочий класс, в первую очередь те его отряды, которые были заняты в индустриальной сфере производства — в промышленности, строительстве, на транспорте.

За весь период второй пятилетки производительность труда в отраслях группы «А» увеличилась на 109,3%, то есть больше чем удвоилась, немного превысив плановые задания, которые также считались напряженными. Среди перевыполнивших задания были машиностроители и работники черной металлургии, последние даже превзошли успехи работников машиностроения: они добились самого высокого в промышленности прироста — 126,3%. Впечатляющими были и сдвиги в снижении себестоимости промышленной продукции отраслей группы «А».

Успехи легкой индустрии выглядели гораздо скромнее. В целом легкая индустрия с планом по росту производительности труда не справилась, хотя по отношению к первой пятилетке прогресс был значительный.

Принципиально важным результатом осуществления в 1933-1937 гг. политики индустриализации стало преодоление технико-экономической отсталости, полное завоевание экономической независимости СССР. За годы второй пятилетки наша страна, по существу, прекратила ввоз сельскохозяйственных машин и тракторов, покупка которых за рубежом в предыдущую пятилетку обошлась в 1150 млн. рублей. Столько же средств было тогда истрачено и на хлопок, теперь также снятый с импорта. Затраты на приобретение черных металлов сократились с 1,4 млрд. рублей в первую пятилетку до 88 млн. рублей в 1937 году. В 1936 г. удельный вес импортной продукции в общем, потреблении страны снизился до 1-0,7%. Торговый баланс СССР к исходу второй пятилетки стал активным и принес прибыль.

6. Третья пятилетка (1938-1942, сорвана началом войны)

Третья пятилетка проходила в условиях, когда начиналась новая мировая война. Ассигнования на оборону пришлось резко увеличить: в 1939 году они составляли четвертую часть государственного бюджета, в 1940-м — уже до одной трети, а в 1941 году — 43,4 процента.

Создание мощного индустриального потенциала проходило тогда в условиях все большего ограничения советской демократии. Дело дошло до репрессий, которые обрушились на промышленность не меньше, чем на Красную Армию. Трагедия была не только в том уроне, который понес директорский и инженерный корпус, кадры наркоматов и многочисленных предприятий. Снижался трудовой накал коллективов, снижалась творческая активность миллионов рабочих и служащих. И это в то время, когда фашистская агрессия становилась день ото дня реальнее.

Если для первых двух пятилеток главной задачей было догнать развитые страны по объему промышленного производства, то для третьей пятилетки была выдвинута задача догнать их по производству промышленной продукции на душу населения, которая была в 5 раз ниже.

Главное внимание уделялось теперь не количественным показателям, а качеству. Упор делался на увеличение выпуска легированных и высококачественных сталей, легких и цветных металлов, точного оборудования. В годы пятилетки принимались серьезные меры по развитию химической промышленности и химизации народного хозяйства, внедрению комплексной механизации, и даже осуществлялись первые попытки автоматизации производства. За три года (до 1941 г.) объем производства вырос на 34%, что было близко к плановым показателям, хотя они и не были достигнуты. В целом темпы экономического развития были довольно скромными. Чувствовалось, что приросты даются огромным напряжением. Одна из основных причин заключалась в том, что административная система и директивное планирование могли давать хорошие результаты при строительстве новых предприятий, где преобладал ручной труд. Когда же индустриализация начала подходить к концу, АКС, исчерпав свои возможности, начала давать сбои. Новый технологический уровень повышал требования к сбалансированности всех звеньев экономики, к качеству управления и к самим работникам. Нерешимость этих проблем и порождала сбои в экономике.

Политическая ситуация в Европе свидетельствовала о приближении войны, поэтому третья пятилетка стала пятилеткой подготовки к войне. Это выражалось в следующем. Во-первых, вместо предприятий-гигантов было решено строить средние по величине предприятия-дублеры в различных районах страны, но в основном в восточных. Во-вторых, ускоренными темпами росло военное производство. Среднегодовые темпы роста военного производства по официальным данным составляли 39%. В-третьих, многие невоенные предприятия получали военные заказы и осваивали выпуск новой продукции, переходили на ее производство в ущерб мирным изделиям. Так, в 1939 г. выпуск танков увеличился в 2 раза, бронемашин в 7,5 раз по сравнению с 1934 г. Естественно, что это вело к сокращению выпуска тракторов, грузовиков и другой мирной продукции. Например, Ростсельмаш в 1939 г. выполнил свое годовое задание на 80%, но при этом план по военной продукции на 150%. Ясно, что сельскохозяйственных машин он выпускал немного. В-четвертых, новое строительство, а за 1938-1941 гг. было пущено в строй около 3 тыс. новых крупных заводов и фабрик, шло в основном на востоке страны — на Урале, в Сибири, в Средней Азии. Эти районы к 1941 г. стали играть заметную роль в промышленном производстве. Кроме того, в годы третьей пятилетки здесь были заложены основы промышленной инфраструктуры, что позволило в самые тяжелые первые месяцы войны провести эвакуацию промышленных предприятий из западных районов и в кратчайшие сроки пустить их в строй, что было бы просто невозможно без существующих там промышленных мощностей, железных дорог, линий электропередач и т.д. Важнейшей проблемой третьей пятилетки оставалась подготовка квалифицированных кадров. Сложившаяся в годы второй пятилетки система подготовки рабочих на производстве через сеть курсов и кружков технической учебы уже не в полной мере удовлетворяла быстро растущие потребности промышленности в квалифицированных кадрах.

Поэтому 2 октября 1940 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР была создана система подготовки государственных трудовых резервов. Предусматривался ежегодный прием до миллиона юношей и девушек в ремесленные и железнодорожные училища, школы ФЗУ и их содержание за счет государства. После окончания учебы государство имело право направить молодых рабочих по своему усмотрению в любую из отраслей промышленности. Только в Москве было открыто 97 училищ и школ ФЗУ на 48200 учащихся и 77 ремесленных училищ с двухлетним сроком подготовки. Работников высшей и средней квалификации продолжали готовить институты и техникумы страны. К 1 января 1941 г. в СССР насчитывалось 2401,2 тыс. дипломированных специалистов, что в 14 раз превышало уровень 1914 г. И, тем не менее, несмотря на несомненные успехи в этой области, потребности экономики не были удовлетворены в должной степени. Качественные показатели оставляли желать лучшего. Так, на 1939 г. только 8,2% рабочих имели образование 7 классов и более, что отрицательно сказывалось на темпах освоения ими новой техники, на росте производительности труда и т.д. Примерно та же картина была и в отношении ИТР. К 1939 г. из 11-12 млн. служащих только 2 млн. имели диплом о высшем и среднем специальном образовании.

Таким образом, несмотря на определенные успехи в подготовке кадров для промышленности их нехватка продолжала ощущаться. Медленно росла производительность труда (приблизительно 6% в год), замедлились темпы развития некоторых отраслей. Среднегодовые темпы роста промышленного производства по оценкам отдельных специалистов составили 3-4%. Почему замедлились темпы развития? Административная система планирования и управления могла давать неплохие результаты в начальный период индустриализации при строительстве предприятий, в которых преобладал ручной труд.

Экономическое развитие страны в 30-е годы проходило в сложных чрезвычайных условиях, которые зависели как от внутренних, так и от внешних факторов. Постоянно в течение этого периода нагнеталась угроза войны со стороны западных стран. Поэтому, как мы уже отмечали, цели и характер довоенных пятилеток и особенно третьей, были связаны с необходимостью укрепления обороноспособности страны. Шло форсированное развитие промышленности для модернизации и увеличения производства военной техники, часто в ущерб мирной продукции.

И, тем не менее, несмотря на трудности, недостатки и перекосы, вызванные засильем административно-командной системы и чрезмерной централизации, экономика СССР продолжала успешно развиваться и набирать обороты. Успехи этого развития были весьма впечатляющими.

7. Итоги и результаты индустриализации в СССР

В ходе довоенных пятилеток в СССР был обеспечен стремительный рост производственных мощностей и объёмов производства тяжёлой промышленности, что в дальнейшем позволило СССР одержать победу в Великой Отечественной войне. Наращивание индустриальной мощи в 1930-е считалось в рамках советской идеологии одним из важнейших достижений СССР. С конца 1980-х, однако, вопрос о действительных масштабах и историческом значении индустриализации стал предметом дискуссий, касающихся подлинных целей индустриализации, выбора средств для её осуществления, взаимосвязи индустриализации с коллективизацией и массовыми репрессиями, а также её результатов и долгосрочных последствий для советской экономики и общества.

Несмотря на освоение выпуска новой продукции, индустриализация велась преимущественно экстенсивными методами, поскольку в результате коллективизации и резкого снижения уровня жизни сельского населения человеческий труд сильно обесценился. Стремление выполнить план приводило к обстановке перенапряжения сил и перманентного поиска причин, чтобы оправдать невыполнение завышенных задач. В силу этого, индустриализация не могла питаться одним только энтузиазмом и потребовала ряда мер принудительного характера. Начиная с 1930 г. свободное передвижение рабочей силы было запрещено, были введены уголовные наказания за нарушения трудовой дисциплины и халатность. С 1931 г. рабочие стали нести ответственность за ущерб, нанесённый оборудованию. В 1932 г. стал возможным принудительный перевод рабочей силы между предприятиями, за кражу госимущества была введена смертная казнь. 27 декабря 1932 г. был восстановлен внутренний паспорт, который Ленин в своё время осуждал как «царистскую отсталость и деспотизм». Семидневная неделя была заменена на сплошную рабочую неделю, дни которой, не имея названий, нумеровались цифрами от 1 до 5. На каждый шестой день приходился выходной, устанавливаемый для рабочих смен, так что заводы могли работать без перерыва. Активно использовался труд заключённых. Все это стало предметом острой критики в демократических странах, причём не только со стороны либералов, но в первую очередь со стороны социал-демократов.

Индустриализация в значительной степени проводилась за счёт сельского хозяйства (коллективизация). Прежде всего, сельское хозяйство стало источником первичного накопления, за счёт низких закупочных цен на зерно и реэкспорта по более высоким ценам, а также за счёт «сверхналога в виде переплат на промтовары». В дальнейшем крестьянство также обеспечивало рост тяжёлой промышленности рабочей силой. Краткосрочным результатом этой политики стало падение сельскохозяйственного производства: так, животноводство сократилось почти в два раза и вернулось на уровень 1928 г. только в 1938 г. Следствием этого стало ухудшение экономического положения крестьянства.

Трудовой народ вывел страну в ряд первых мировых держав, своим самоотверженным трудом создал прочные основы ее индустриальной и оборонной мощи.

По абсолютным объемам промышленного производства СССР в конце 30-х годов вышел на 2-е место в мире после США. Причем, рост тяжелой промышленности осуществлялся невиданными темпами. Так, за 6 лет с 1929 г. по 1935 г. СССР сумел поднять выплавку чугуна с 4.3 до 12,5 млн. т. США понадобилось для этого 18 лет.

Почему же оказалось возможным создание индустриальной технологии в СССР, ведь здесь, в отличие от Запада, не было ни рыночного хозяйства, ни гражданского общества?

Во-первых, индустриальное преобразование в СССР имело вторичный характер. Поскольку оно проводилось значительно позже, чем в развитых странах, на вновь построенных и реконструированных предприятиях применялись вывезенные из-за границы техника и технология, а также приемы организации труда.

Во-вторых, индустриальный тип производства может первоначально формироваться в отдельных секторах экономики. В сталинской индустриализации упор делался на первоочередное развитие тяжелой и оборонной промышленности.

В-третьих, индустриальная технология создавалась для извлечения из наемного труда прибавочной стоимости и служила средством капиталистической эксплуатации. Она так же отчуждала человека от его труда, как и деспотичное сталинское государство. Сталинская модель по существу воспроизводила раннеиндустриальный капитализм под социалистическим флагом.

В-четвертых, важной особенностью советского общества вплоть до 70-х годов была его устремленность в будущее, готовность терпеть страх и террор, подчиняться жесткой дисциплине и антигуманной технологии во имя светлого будущего своих детей и будущих поколений вообще.

Благодаря указанным обстоятельствам индустриализация была завершена. Она имела определенное сходство с имперской моделью модернизации. Так, необходимость «скачка» объяснялась военной угрозой, что было вполне реальным со второй половины 30-х г.

Список использованной литературы

1.Лельчук В.С. Индустриализация СССР: История, Опыт, Проблемы. М.: Политиздат, 1984. — 304 с.

.История индустриализации СССР. 1926-1928 гг. Документы и материалы. Издательство — НАУКА. 1969 год. Гл. редакция: М.П. Ким; Л.И. Яковлев

.История индустриализации СССР. 1929-1932 гг. Документы и материалы. Издательство — НАУКА. 1970 год. Гл. редакция: М.П. Ким; Л.И. Яковлев

.История индустриализации СССР. 1933-1937 гг. Документы и материалы. Издательство — НАУКА. 1971 год. Гл. редакция: М.П. Ким; Л.И. Яковлев

.Индустриализация Советского Союза. Новые документы, новые факты, новые подходы. Под ред. С.С. Хромова. В 2-х частях. М.: Институт российской истории РАН, 1997 и 1999.

Репетиторство

Нужна помощь по изучению какой-либы темы?


Наши специалисты проконсультируют или окажут репетиторские услуги по интересующей вас тематике.
Отправь заявку
с указанием темы прямо сейчас, чтобы узнать о возможности получения консультации.

В системе советских мифов один из ключевых – «великий перелом», сталинская индустриализация, предстающая неким «триумфом» советской экономики и образцом для подражания. Большинство критиков акцентирует внимание на её цене – миллионах жертв, связанных с коллективизацией и террором. Сталинисты отвечают рассказами в духе «победителей не судят». Но можно ли считать индустриализацию успехом в чисто экономическом смысле? Именно этот аспект мы и осветим.

В рассматриваемый период 1928-1939 гг. наблюдается экономический рост, c ростом ВВП на душу населения в среднем на 4,7% ежегодно. Поскольку в остальном мире бушует Великая депрессия, этот показатель кажется достаточно высоким. Но сравнение с другими странами в период индустриального перехода говорит об обратном. Например, Китай в 1983-1993 гг. рос на 6,5% ежегодно, Южная Корея в 1963-1973 гг. – на 7,9% (). Модернизация – далеко не уникальное явление, через неё прошло большинство стран мира. Китай в 1983 и Южная Корея в 1963 находились на том же уровне развития, что и СССР в 1928, – и получили больший рост меньшей ценой.

Что ещё более существенно, рост 30-х гг. не очень велик в контексте долгосрочного развития. Этот вопрос уже рассматривался на «Спутнике» (). Несколько упрощая, можно сказать, что индустриализация стала лишь возвращением к долгосрочному тренду, но не радикальным рывком вперед ().

НЭП с его двукратным ростом за неполные 7 лет (что позволило практически восстановить довоенный уровень) выглядит куда более выгодно. Дальнейшие развитие и расширение НЭПовской политики выглядит рельной альтернативой, но советофилы не приемлют «буржуйский» вариант.

Ещё одну альтернативу сталинской индустриализации показывают результаты другого исследования (). Авторы провели экономическое моделирование, сравнив реальное развитие с различными альтернативными моделями. Наиболее интересна среди них «японская» модель, в которой предполагается отсутствие Первой мировой и революции и развитие по образцу Японии в тот же период. Эта модель достаточно правдоподобна: в начале XX века экономики Японии и России находились на одном уровне, развивались похожими темпами, сталкивались с похожими барьерами роста.

Что бы получила Россия, если бы этот сценарий стал реальностью? Уже к 1940 году подушевой ВВП был бы уровне Италии и Австрии, а общий выигрыш в сравнении с реальным развитием составил бы 43,2% – без насильственной коллективизации, голода и ГУЛага.

Впрочем, кроме массового насилия, сталинская индустриализация имеет ещё одну характерную черту – резкое падение производительности труда. Оно наблюдалось на начальном этапе (1928-1933 гг.) – как в сельском хозяйстве, так и в промышленности. Причем в промышленности было наиболее сильным – почти на 60% (в среднем по экономике – на 35%).

Для периода индустриального перехода падение производительности труда – абсурд, невозможный при технологическом рывке (которым и должна быть индустриализация). Но для плановой экономики с её варварскими методами (насильственная коллективизация, использование труда заключенных и т.д.), умноженными на плохое планирование и «гигантоманию», – обычное явление.

Как можно увидеть на графиках, производительность труда упала даже ниже дореволюционного тренда (который малореалистичен из-за неучёта трансформаций и получен простой экстраполяцией данных дореволюционного роста).

Второе радикальное отличие от других индустриальных переходов – катастрофическое падение уровня жизни. Оно тесно связано со спадом производительности, ведь в таких условиях рост экономики можно получить только изъятием ресурсов у населения, что и было сделано. В целом потребление в 1940 г. в сравнении с 1928 г. уменьшилось на 24%, при многократно возросшей эксплуатации рабочих (например, семидневная рабочая неделя была заменена на шестидневную с одним выходным).

Таким образом, рост экономики во время сталинской индустриализации был обеспечен насильственным перераспределением – фактически грабежом населения. При этом полученный рост нельзя назвать большим ни в контексте долгосрочного тренда, ни в сравнении с другими странами периода модернизации. Что особенно интересно, СССР 30-х проигрывает даже в сравнении с Россией 2000-х, которая для сталинистов – символ «стоящих заводов» и тотального упадка (при значительно меньшей базе роста).

Подводя итог, можно сказать следующее: успешность сталинской индустриализации сомнительна, ведь за огромную цену был получен далеко не блестящий результат. Из всех возможных путей развития в XX веке реальностью стал худший из них.